Личный дизайнер сумочек принцессы Дианы открыла тайну, зачем Леди Ди на всех фото прижимала клатч к груди. Дианы леди диета


Секреты красоты принцессы Дианы: какие бьюти-ритуалы любила леди Ди

Сегодня, 31 августа, исполнилось 20 лет со дня гибели принцессы Дианы в автокатастрофе, произошедшей в туннеле перед мостом Альма на набережной Сены в Париже. Принцесса Уэльская при жизни была одной из самых популярных во всем мире представителей королевской семьи, а после ее смерти интерес к ней не ослаб. Для нескольких поколений женщин разных стран она стала источником вдохновения, в том числе для визажистов и стилистов. SPLETNIK.RU решил вспомнить о бьюти-привычках и секретах красоты леди Ди.

Все эти 20 лет в прессе то и дело всплывали нелицеприятные подробности личной жизни принцессы Дианы: булимия, несчастный брак, чувство изоляции… Однако при всем этом мир запомнил ее лучезарную улыбку — на публике принцесса Уэльская всегда выглядела прекрасно. Легендарный британский визажист Мэри Гринвелл начала сотрудничать с ней в 90-ые и в течение нескольких лет была ответственна за ее внешний вид. Гринвелл не понаслышке знает, как леди Диана ухаживала за собой, а после ее смерти неоднократно рассказывала о любимых бьюти-правилах мамы принцев Уильяма и Гарри и ее поиске собственного стиля.

Принцесса Диана

1. Уход за кожей

По словам Гринвелл, многих восхищала сияющая кожа принцессы Дианы, а тем временем именно она доставляла ей немало хлопот: у Дианы была розацеа, выражающаяся в покраснении кожи, что заставляло супругу принца Чарльза постоянно делать маски из розового масла и авокадо. Мэри Гринвелл говорит, что принцесса все знала про свою кожу и тщательно ухаживала за ней ежедневно: очищала и увлажняла дважды в день, а также избегала вредного воздействия ультрафиолетовых лучей (всегда пользовалась солнцезащитным кремом) и алкоголя.

2. Макияж

До знакомства с Гринвелл леди Диана любила использовать голубой карандаш для век, но визажистка переубедила ее отказаться от этого цвета в макияже.

Голубые глаза не стоит подводить оттенками синего, потому что такая подводка или тени приглушают естественную красоту, – объяснила Гринвелл, предложившая принцессе коричневые тона, чтобы выгодно подчеркнуть голубые глаза.

Принцесса Диана

На снимке знаменитой фотосессии Vogue, в работе над которой участвовала Мэри, принцесса предстала с естественным макияжем. По воспоминаниям Гринвелл, леди Ди любила цвет на губах и часто экспериментировала с ним: в 80-е предпочитала красную помаду, а позже выбирала и более смелые оттенки оранжевого и коричневого.

Портрет принцессы Дианы, сделанный Патриком Демаршелье для британского Vogue

3. Стрижка

Известный английский стилист по волосам Сэм Макнайт, работавший с Дианой, вспоминает, как в один прекрасный день принцесса решила распрощаться с объемными прическами в стиле 80-х и подстриглась:

Ее стиль стал более спортивным и андрогинным… До этого она, как и многие женщины, словно скрывалась за волосами… Мне нравилось, как Диана выглядела в непринужденной обстановке, например, после занятий в спортзале. Однажды я предложил ей попробовать привнести это настроение в публичный образ — все потом встретили эту перемену в ней с восхищением, — рассказал Макнайт.

4. Питание

По словам шеф-повара Букингемского дворца, принцесса в основном ела отварную картошку и курицу. Строгая диета, сыгравшая свою роль в развитии булимии, позволила леди Ди оставаться стройной. Другим правилом Дианы, которое помогало ей справляться со стрессом и сохранять красоту кожи, был здоровый сон.

5. Парфюмерия

По словам Мэри Гринвелл, принцесса любила ароматы и пользовалась духами очень часто:

Она всегда носила аромат, который был своего рода оттенком красоты и индивидуальности.К слову, в день своего бракосочетания с принцем Чарльзом Диана Спенсер выбрала Quelques Fleurs, цветочные духи с нотами розы и жасмина.

Источник: spletnik.ru

zhenskie-razgovory.ru

Секреты красоты принцессы Дианы: какие бьюти-ритуалы любила леди Ди

Принцесса Диана

Сегодня, 31 августа, исполнилось 20 лет со дня гибели принцессы Дианы в автокатастрофе, произошедшей в туннеле перед мостом Альма на набережной Сены в Париже. Принцесса Уэльская при жизни была одной из самых популярных во всем мире представителей королевской семьи, а после ее смерти интерес к ней не ослаб. Для нескольких поколений женщин разных стран она стала источником вдохновения, в том числе для визажистов и стилистов. SPLETNIK.RU решил вспомнить о бьюти-привычках и секретах красоты леди Ди.

Все эти 20 лет в прессе то и дело всплывали нелицеприятные подробности личной жизни принцессы Дианы: булимия, несчастный брак, чувство изоляции… Однако при всем этом мир запомнил ее лучезарную улыбку — на публике принцесса Уэльская всегда выглядела прекрасно. Легендарный британский визажист Мэри Гринвелл начала сотрудничать с ней в 90-ые и в течение нескольких лет была ответственна за ее внешний вид. Гринвелл не понаслышке знает, как леди Диана ухаживала за собой, а после ее смерти неоднократно рассказывала о любимых бьюти-правилах мамы принцев Уильяма и Гарри и ее поиске собственного стиля.

Принцесса Диана

1. Уход за кожей

По словам Гринвелл, многих восхищала сияющая кожа принцессы Дианы, а тем временем именно она доставляла ей немало хлопот: у Дианы была розацеа, выражающаяся в покраснении кожи, что заставляло супругу принца Чарльза постоянно делать маски из розового масла и авокадо. Мэри Гринвелл говорит, что принцесса все знала про свою кожу и тщательно ухаживала за ней ежедневно: очищала и увлажняла дважды в день, а также избегала вредного воздействия ультрафиолетовых лучей (всегда пользовалась солнцезащитным кремом) и алкоголя.

2. Макияж

До знакомства с Гринвелл леди Диана любила использовать голубой карандаш для век, но визажистка переубедила ее отказаться от этого цвета в макияже.

Голубые глаза не стоит подводить оттенками синего, потому что такая подводка или тени приглушают естественную красоту, – объяснила Гринвелл, предложившая принцессе коричневые тона, чтобы выгодно подчеркнуть голубые глаза.

Принцесса Диана

На снимке знаменитой фотосессии Vogue, в работе над которой участвовала Мэри, принцесса предстала с естественным макияжем. По воспоминаниям Гринвелл, леди Ди любила цвет на губах и часто экспериментировала с ним: в 80-е предпочитала красную помаду, а позже выбирала и более смелые оттенки оранжевого и коричневого.

Портрет принцессы Дианы, сделанный Патриком Демаршелье для британского Vogue

3. Стрижка

Известный английский стилист по волосам Сэм Макнайт, работавший с Дианой, вспоминает, как в один прекрасный день принцесса решила распрощаться с объемными прическами в стиле 80-х и подстриглась:

Ее стиль стал более спортивным и андрогинным… До этого она, как и многие женщины, словно скрывалась за волосами… Мне нравилось, как Диана выглядела в непринужденной обстановке, например, после занятий в спортзале. Однажды я предложил ей попробовать привнести это настроение в публичный образ — все потом встретили эту перемену в ней с восхищением, — рассказал Макнайт.

4. Питание

По словам шеф-повара Букингемского дворца, принцесса в основном ела отварную картошку и курицу. Строгая диета, сыгравшая свою роль в развитии булимии, позволила леди Ди оставаться стройной. Другим правилом Дианы, которое помогало ей справляться со стрессом и сохранять красоту кожи, был здоровый сон.

5. Парфюмерия

По словам Мэри Гринвелл, принцесса любила ароматы и пользовалась духами очень часто:

Она всегда носила аромат, который был своего рода оттенком красоты и индивидуальности.К слову, в день своего бракосочетания с принцем Чарльзом Диана Спенсер выбрала Quelques Fleurs, цветочные духи с нотами розы и жасмина.

Источник: spletnik.ru

womensblush.ru

Подлинная принцесса Диана: сенсационные факты из ее жизни

На прилавках британских книжных магазинов появилась книга «Подлинная Диана» леди Колин Кэмпбелл — той самой писательницы-аристократки, близкой к королевским кругам, которая уже написала книгу о королеве-матери, всколыхнувшую весь мир. Теперь она раскрыла неизвестные факты о жизни Дианы в королевской семье.

Леди Кэмпбелл утверждает, что отец Дианы, честолюбивый лорд Джон Спенсер, много лет лелеял план отдать дочь замуж за принца Чарльза. Вот только имелась в виду вовсе не Диана, а ее старшая сестра Сара.

И когда отец Чарльза — принц Филип стал подыскивать ему невесту, кандидатура Сары Спенсер рассматривалась одной из первых. А не состоялся этот союз из-за того, что в прессу попало высказывание Сары: «Мне все равно, чьей женой стать, принца или мусорщика, лишь бы между нами была любовь!» Ведь королева, как известно, терпеть не может, чтобы кто-то из ее семьи обсуждал свою личную жизнь публично.

Будущая принцесса Диана была младшей из трех дочерей Спенсеров. «Семья Дианы надеялась, что она выйдет за принца Эндрю, — пишет Колин Кэмпбелл. — Его фотографию Диана держала на прикроватной тумбочке все время, пока училась в школе «West Heath». Родные даже прозвали ее Герцогиней — таков был бы титул Дианы, стань она женой Эндрю, герцога Йоркского».

Молодежь аристократических семей знакома с юными отпрысками королевского рода с детства, так что Диана знала всех — и Чарльза, и Эндрю, и Анну, и Эдуарда. Но именно с Эндрю ее связывала детская дружба — по сведениям леди Кэмпбелл, в младенчестве они играли вместе на территории королевского поместья Сандрингем, где Спенсеры арендовали особняк. Это право было даровано королем Георгом VI своему другу — деду Дианы с материнской стороны. Кроме того, семьи Виндзоров и Спенсеров имели давние связи: одна из прабабушек Дианы была любовницей Георга IV и, по слухам, даже родила ему внебрачного ребенка. А бабушка Рут (так же как и бабушка Синтия с материнской стороны) служила фрейлиной у королевы-матери. Сам Джон Спенсер выполнял почетные обязанности конюшего королевы Елизаветы.

После того как Сара сошла с дистанции, на семейном совете Спенсеров было решено срочно заменить ее на Диану, утверждает писательница. Диане велели посещать все мероприятия, где появлялся Чарльз. И вот возможность сойтись с наследником престола поближе наконец выдалась — на одном из загородных приемов Диана увидела, что Чарльз пошел прогуляться один. «В поле, около стога сена, принц остановился, присел. Диана подошла и пристроилась рядом: «Вам, верно, очень не хватает лорда Маунтбаттена? Сейчас так нужно, чтобы о вас кто-нибудь позаботился!» — сказала она. Незадолго до этого Чарльз потерял любимого двоюродного деда и наставника — лорда Маунтбаттена, и в сочувствии он действительно нуждался», — рассказывает леди Кэмпбелл.

О том, как Диана впервые приехала в королевский замок Балморал в качестве личной гостьи Чарльза, пишет дворецкий Пол Баррелл, служивший там тогда (он в свою очередь тоже написал книгу о Диане — «Королевский долг»).

Дело в том, что Диана совершила оплошность — привезла с собой всего одно вечернее платье на три дня. Ей повезло — вечера выдались теплыми, и все собирались в неофициальной обстановке — в домике для барбекю. Так что никто, кроме Пола Баррелла, не заметил ее просчета. Впрочем, простительного — Диане было всего девятнадцать лет, в то время как остальным в компании Чарльза — за тридцать, а то и за сорок. К тому же она, даром что аристократка, работала скромной воспитательницей в детском саду и жила в съемной лондонской квартире, а вовсе не у отца с мачехой, с которыми чувствовала себя неуютно. «Она вела себя скромно, часто краснела, — вспоминает Пол Баррелл. — Со временем скудность ее гардероба заметили придворные дамы и сами заказали для нее кое-что: голубую юбку, того же цвета пиджак без воротника, туфли в тон и белую блузку с воротником-стойкой.

Именно этот костюм был на принцессе, когда 24 февраля в Букингемском дворце публично объявили о ее помолвке с принцем Чарльзом».

Леди Колин Кэмпбелл считает, что этот самый костюм сыграл потом с Дианой плохую шутку: «Она облачилась в готовый костюм голубого цвета, который сидел на ней мешковато. В нем она казалась гораздо полнее, чем была на самом деле. Увидев свои фотографии в прессе, она пробормотала: «Боже мой, я такая жирная!» Чарльз попытался утешить ее, сказав, что она выглядит отлично. И ущипнул ее при этом за складочку жирка на талии». Леди Кэмпбелл считает, что именно этот момент, после которого Диана поставила себе цель похудеть до свадьбы, стал началом ее печально известной булимии.

«Три дня Диана морила себя голодом, после чего сорвалась и побежала в ближайшую кондитерскую за конфетами. Она остановилась, только когда съела всю коробку. После чего ужаснулась, бросилась в ванную и воспользовалась известным способом «два пальца в рот». Решив, что это прекрасный выход из положения, Диана стала поступать подобным образом каждый день», — пишет леди Кэмпбелл. Портниха, работавшая над свадебным платьем, ворчала — в который раз приходилось ушивать наряд. Ведь Диана за короткое время похудела на 12 килограммов. Выглядела она отлично. Чего никак нельзя было сказать о состоянии ее нервов. «Как это обычно бывает при булимии, у нее начались перепады настроения, случались и беспричинные приступы рыданий. Со временем всего этого в достаточной мере пришлось хлебнуть Чарльзу», — считает леди Кэмпбелл.

По ее сведениям, склонность к булимии у Дианы проявлялась со школы. Контролировать количество съеденного юной леди Спенсер было трудно. «Одноклассницы вспоминают, что она могла съесть дюжину ломтей хлеба за один раз. А потом еще три полных тарелки тушеных бобов», — говорится в книге. И началось это с восьми лет — то есть именно тогда, когда разводились родители Дианы.

ИМЕЛА ЛИ ДИАНА ПРАВО ВЫХОДИТЬ ЗА ЧАРЛЬЗА?

Развод Джона и Фрэнсис Спенсер стал одним из самых обсуждаемых светских скандалов конца 60-х годов. Все осуждали Фрэнсис, которая, не дождавшись развода, завела себе любовника. Никто и слышать не хотел, что истинной причиной ее ухода от мужа было жестокое обращение.

Мать Дианы утверждала, что муж избивал и унижал ее. Но у нее не было свидетелей… В итоге опека над детьми — тремя дочерьми и сыном — досталась Джону. «А он вскоре отослал их в школы-интернаты и взял себе новую жену, которую его отпрыски возненавидели», — пишет леди Кэмпбелл. При этом родную мать дети тоже осуждали. «Она должна была остаться с нами! Я никогда, никогда не бросила бы своих детей! Лучше бы я умерла!» — говорила Диана, даже став взрослой.

Леди Кэмпбелл утверждает, что Чарльзу тоже с детства не хватало родительской любви: его мать Елизавета была слишком занята государственными делами, а отец подвергал любой его поступок безжалостной критике, от которой у Чарльза развилось нечто вроде невроза.

Рассказывают, что, даже став взрослым, Чарльз как-то раз не удержался от слез, услышав от отца: «Все, что ты говоришь, — полная чушь!» — в ответ на рассуждения об архитектуре, в которой Чарльз неплохо разбирался. Первая (и, как выяснилось впоследствии, единственная на всю жизнь) любовь Чарльза Камилла Шенд предпочла ему красавца офицера королевской гвардии Эндрю Паркер-Боулза, за которого и вышла замуж, несмотря на настойчивые ухаживания Чарльза.

А когда через шесть лет после замужества Камилла, охладев к мужу, все-таки ответила на любовь принца Уэльского, их брак был уже невозможен — даже если бы она развелась, наследнику престола нельзя жениться на разведенной женщине. Тем не менее на балу в королевском поло-клубе эти двое целовались на глазах у всех.

Вот тут-то принц Филип и стал срочно подыскивать сыну невесту, на роль которой несколько наспех была избрана Диана. Леди Кэмпбелл считает, что некоторое время Чарльз верил: юная Спенсер сумеет дать ему то, о чем он так страстно мечтал, — то есть беззаветную и безоглядную любовь. «Да только вот беда: Диана, которой Чарльз действительно искренне понравился, и сама страдала от «комплекса недолюбленности», следовательно, вместо того чтобы кого-то любить, нуждалась в том, чтобы кто-то любил ее саму», — пишет Кэмпбелл.

Подготовку к свадьбе держали в тайне так долго, как только могли. Пол Баррелл вспоминает: «Когда королевский ювелир Дэвид Томас принес во дворец футляр с помолвочными кольцами на выбор, слугам было объявлено, что там перстни, предназначенные для подарка принцу Эндрю к 21-летию.

Хотя кольца очевидно были женскими. Чарльз попросил, чтобы выбор сделала королева. Диана потом говорила друзьям: «Я бы никогда не выбрала такое безвкусное кольцо. Я бы предпочла что-то более простое и элегантное».

По сведениям леди Кэмпбелл, когда Чарльз делал Диане предложение, он умолял ее хорошенько подумать, прежде чем отвечать. Ведь у члена королевской семьи множество обязанностей, каждый шаг на виду, надо уметь держать лицо, а о личной свободе можно сразу забыть. «Но Диана согласилась мгновенно, без каких-либо раздумий. Похоже, она просто не могла себе представить, что за свадьбой с принцем могут последовать какие-то трудности. Она была воспитана на любовных романах Барбары Картленд, где после свадьбы сразу наступает финал: «И жили они долго и счастливо, любя друг друга…»

— пишет леди Кэмпбелл.

Ранее не подвергалось никакому сомнению, что Диана, по крайней мере, соответствовала одному из главных требований к невесте наследника престола. Известно, что перед свадьбой ее осматривал личный гинеколог королевы и объявил, что Диана здорова и невинна. По этому поводу один приятель Камиллы Паркер-Боулз даже съязвил: «Вполне может быть, что леди Диана избрана именно потому, что она осталась единственной девственницей-аристократкой брачного возраста в этой стране». Но вот леди Колин Кэмпбелл, опросив школьных друзей Дианы, делает сенсационное заявление: «Диане было всего семнадцать, когда она познакомилась с юным Дэниелом Уиггином. Сын баронета, он был приятелем ее брата Чарльза.

И стал ее первым возлюбленным. Вскоре Диана встретилась со следующим — Джеймсом Колтрастом, тоже сыном баронета. Он очень привлекал ее физически, был как раз ее типом мужчины — высоким, темноволосым, мускулистым». Кроме них, леди Кэмпбелл перечисляет еще пять добрачных возлюбленных Дианы. Причем с гвардейцем Рори Скоттом будущая принцесса Уэльская, по ее сведениям, была так близка, что проводила уик-энды на ферме его родителей, стирала и гладила его рубашки. И Рори подтвердил писательнице, что их отношения с Дианой «решительно не были платоническими». Мало того! Якобы он еще и не был у Дианы первым.

По сведениям леди Кэмпбелл, был еще один момент, который мог бы расстроить свадьбу, будь о нем известно в 1981 году.

«Тот факт, что прапрабабушка матери Дианы — Элиза Кьюарк — была индианкой, уроженкой Бомбея, был одной из самых тщательно охраняемых семейных тайн Спенсеров, — пишет леди Колин Кэмпбелл. — Ведь если бы об этом кто-нибудь узнал, то ни одна из троих дочерей Фрэнсис Спенсер никогда не смогла бы удачно выйти замуж».

НЕ СЛИШКОМ ЛИ ПРИНЦЕССА ПОДРУЖИЛАСЬ СО СЛУГАМИ?

И вот 29 июля 1981 года в соборе Святого Павла 32-летний принц Чарльз сочетался браком с 20-летней Дианой Спенсер. За церемонией сказочного, по общему мнению, венчания наблюдали 75 миллионов человек. Известно, что на свадьбе королева Елизавета на радостях слегка подобрала юбку и лихо сплясала джигу. Всем казалось, что этот брак принесет счастье как молодоженам, так и Англии.

Но для Чарльза с Дианой эти надежды рухнули уже во время свадебного путешествия, которое они провели в круизе по Средиземному морю на борту королевского судна «Британия». Как утверждает леди Кэмпбелл, именно там выяснилось, что Чарльз не способен уделять молодой жене достаточно, по ее меркам, времени, а Диана не способна с этим смириться. Принц несколько раз в день погружался в собственные дела — просматривал деловые бумаги, а то и просто для удовольствия читал что-то по философии. А Диана тем временем изнывала от скуки и жаловалась на жизнь. «Булимия к тому времени порядком расшатала ее нервную систему», — пишет леди Кэмпбелл. Кончилось тем, что у Чарльза возникло непреодолимое желание позвонить Камилле Паркер-Боулз прямо с яхты «Британия», запершись в ванной собственной каюты.

Диана случайно услышала их разговор. О романе Чарльза с Камиллой судачили в королевских кругах, но ведь Диана до недавнего времени вела совсем другую жизнь, и до нее эти слухи не доходили. Теперь она все узнала и потребовала от мужа прекратить отношения с Камиллой.

«Самое худшее заключалось в том, что у молодоженов, кроме страстного желания стать любимыми и счастливыми, было очень мало общего», — считает леди Кэмпбелл. Вот и лакей Пол Баррелл, которого после свадьбы сделали личным дворецким принца и принцессы Уэльских, вспоминает, как, бывало, Чарльз целыми вечерами просиживал внизу в библиотеке, слушая Гайдна, в то время как Диана у себя в комнате на втором этаже заводила Уитни Хьюстон. По своим интересам она была обычной жительницей Лондона.

Разве что более доброй и отзывчивой — этому научила ее работа с детьми. Став принцессой Уэльской, Диана получила возможность делать то, к чему давно была расположена, — помогать людям. Пол Баррелл рассказывает, какой ужас он испытал, когда ехал куда-то с принцессой, а она вдруг затормозила рядом с вульгарно накрашенной девицей в короткой юбке, мерзнущей на сыром ветру. Пока дворецкий обливался холодным потом, воображая себе заголовки завтрашних газет: «Принцесса Диана проводит время в компании проституток», его патронесса протянула девице 100 фунтов и сказала: «Купи себе что-нибудь теплое. И чтобы в следующий раз, когда я буду здесь проезжать, ты была получше одета». Причем через пару недель Диана действительно удостоверилась, что девица теперь поджидает клиентов в теплой кожаной куртке.

А вот интересов Чарльза — к искусству, философии, рыбалке и охоте — Диана не разделяла. Когда ей после первого участия в королевской охоте, согласно ритуалу, намазали щеки кровью, взятой из распоротого охотничьим ножом живота только что убитого оленя, Диана в отвращении содрогнулась. А ведь не так давно Чарльз точно так же посвящал в охотники Камиллу, и та была в восторге от средневекового обряда! «Даже виды спорта, в которых Диана была сильна — теннис, плавание, танцы, — были не теми, которые ценил Чарльз, предпочитавший верховую езду», — утверждает леди Кэмпбелл.

В первые месяцы Диана и Чарльз жили в Букингемском дворце, который, как известно, представляет собой настоящий лабиринт из бесконечных коридоров, залов и комнат. Стоило Диане подальше отойти от своих апартаментов, как она терялась. Ведь никому не пришло в голову провести ей экскурсию по дворцу.

Кое-как Диана выучила дорогу к бассейну и еще к тронному залу, где ей разрешили брать уроки балета и чечетки. Диана порхала там в трико, неподалеку от двух старинных тронов, стоявших на своих позолоченных ножках под тяжелым бордовым балдахином с золотыми кисточками. Один повыше, для королевы, другой пониже, для герцога Эдинбургского.

Что касается родителей Чарльза, по-своему они очень старались быть с Дианой ласковыми и радушными. То и дело по вечерам, когда Диане надоедало сидеть одной, она звонила королевскому пажу: «Узнайте, пожалуйста, королева сегодня будет ужинать одна?» Тот шел докладывать и получал ответ: «Пожалуйста, передайте леди Диане, что я с удовольствием поужинаю с ней в 8:15». Венценосная свекровь ни разу не отказала ей.

Но обстановка была слишком официальной для задушевных бесед. Что уж говорить о многолюдных приемах, на которых Диане теперь приходилось бывать. Королева, будучи прекрасной хозяйкой, всегда следила, чтобы ни один гость не сидел за столом дважды с одним и тем же соседом. А Диане всегда хотелось сидеть с принцем Чарльзом.

Словом, раздражение накапливалось. По утверждению леди Колин Кэмпбелл, Диане стали казаться противными даже королевские собачки: «Во время чаепитий у свекрови эти корги мелким бесом вились вокруг Дианы, капая на ее туфельки слюной. И она их потихоньку пинала в бок. А после жаловалась мужу: «Они меня нюхали! Они что думают, что мои ноги — бифштексы?» Невзлюбила Диана и лабрадора Сандрингема, принадлежавшего самому Чарльзу.

Жаловалась: «Ты уделяешь этому животному больше внимания, чем мне». В конце концов Чарльз, которому надоело ссориться с женой из-за собаки, не нашел ничего лучше, как отвезти Сандрингема к ветеринару и усыпить. Хотя Диана ни о чем подобном не просила. Ей просто хотелось, чтобы Чарльз проводил с ней побольше времени, ведь она чувствовала себя так одиноко... «После смерти пса, к которому Чарльз был очень привязан, в самом принце что-то как будто умерло», — пишет леди Кэмпбелл.

Вот с кем принцесса находила отдушину, так это с прислугой. Она часто сидела с хранителем столового серебра Виктором Флетчером. Или болтала на кухне с шеф-поваром Робертом Пайном, угощавшим ее простоватыми шуточками и домашним мороженым. Или в буфетной вытирала посуду с Полом Барреллом. «Кончилось тем, что принц Чарльз, к своему великому удивлению, застал в спальне принцессы лакея Марка Симпсона.

Тот сидел на краешке кровати и преспокойно беседовал с Дианой, которую совершенно не смущало, что она недостаточно прилично одета», — вспоминает Баррелл. Этот Марк потихоньку пронес для нее во дворец бигмак из «Макдоналдса».

Именно благодаря своей дружбе со слугами Диана узнала, что муж в ее отсутствие по-прежнему поддерживает отношения с Камиллой. Однажды, дожидаясь Баррелла в буфетной, она заглянула в тетрадку, куда тот записывал ожидавшихся к столу гостей. «Мистер и миссис Оливер Хоур и миссис Паркер-Боулз к обеду», «Миссис Кандида Люсетт-Грин и миссис Паркер-Боулз к ужину», «Мистер и миссис Паркер-Боулз с детьми».

ДИАНА НАНОСИТ ОТВЕТНЫЙ УДАР

Впоследствии, сотрудничая в 1992 году с журналистом Эндрю Мортоном, писавшим книгу «Диана. Ее истинная история», принцесса рассказала, что, будучи беременной Уильямом, она на глазах у мужа бросилась вниз с деревянной лестницы. От отчаяния и бессилия что-то изменить. Леди Колин Кэмпбелл пишет: «На самом деле, по свидетельству присутствовавших при той сцене слуг, все было не так. Она просто поскользнулась на скользких деревянных ступеньках и упала. К счастью, все обошлось — и для Дианы, и для Уильяма». По ее сведениям, Диана не раз потом пыталась играть на чувствах Чарльза, имитируя попытки самоубийства. Однажды в пылу ссоры взяла перочинный нож и провела им над своим запястьем — впрочем, даже не поцарапавшись. В другой раз ткнула себе в ногу выжималкой для лимона.

Ну а Чарльз... «При малейших признаках грядущего выяснения отношений он просто поворачивался и уходил», — пишет леди Кэмпбелл.

Как считает писательница, романы, которые Диана стала в конце концов заводить на стороне, объяснялись отчасти потребностью в счастье и любви, а отчасти — желанием вызывать хотя бы ревность у мужа. Но Чарльз не реагировал. «Зная об отношениях жены с банкиром Филипом Данном, принц лично пригласил его присоединиться к ним на отдыхе в Швейцарии», — утверждает Кэмпбелл. Совсем по-другому на романы Дианы смотрели свекор со свекровью. Когда до них дошли слухи об очередном увлечении невестки — ее собственным телохранителем Барри Маннаки, — тот был спешно переведен в заштатное полицейское управление. Диану больше всего поразило, что возлюбленный так просто согласился с ней расстаться.

Ведь мог бы, в конце концов, подать в отставку! Вскоре выяснилось, что на этом история не кончилась. «Барри собирался продать лав-стори с Дианой одному из таблоидов, — пишет леди Кэмпбелл. — Не прошло и нескольких недель, как он погиб. Диана не верила, что его смерть была случайной, видя в этом происки секретных служб».

Что же касается рыжеволосого офицера Джеймса Хьюитта, с которым у Дианы тоже был роман и которого многие теперь считают биологическим отцом принца Гарри, леди Кэмпбелл решительно отвергает такую возможность. По ее сведениям, и с Барри-то роман у Дианы случился уже после рождения Гарри, а уж с Хьюиттом — и того позже. Кстати, с Хьюиттом в итоге повторилась прежняя история — об их отношениях узнали во дворце, и возлюбленного Дианы перевели служить в Германию на два года.

Но старания предотвратить скандал были так же бесполезны, как попытка удержать воду решетом.

Сначала Диана с Чарльзом приняли решение разъехаться, что невозможно было сохранить в тайне. Потом вышла та самая книга Эндрю Мортона, написанная по материалам бесед с Дианой. А в довершение всего сама принцесса дала телеинтервью, в котором с пронзительной откровенностью рассказала всему миру о своих проблемах: «Я очень любила своего мужа и хотела делить с ним и горе и радость. Я думала, что мы очень хорошая пара». — «Вы считаете, что миссис Паркер-Боулз сыграла свою роль в том, что ваш брак распался?» — «Видите ли, в этом браке нас было трое. Слегка тесновато, не правда ли?» В том же телеинтервью Диана рассказала о своей булимии.

А на вопрос, планирует ли она со временем стать королевой, Диана ответила: «Мне хотелось бы быть королевой людских сердец, но я не представляю себя королевой этой страны». Напоследок она еще и призналась, что у нее был роман с Джеймсом Хьюиттом.

Это интервью действительно превратило и без того популярную Диану в королеву людских сердец. Миллионы людей рассуждали: мало того, что, активно занимаясь благотворительностью, она несет надежду больным раком и СПИДом, бездомным, бедным, пострадавшим от противопехотных мин… Она еще и искренний, любящий и при этом глубоко несчастный человек. Вот только для Виндзорского замка Диана сделалась решительно неподходящей персоной.

РОЗОВАЯ БАБУШКА, КОРИЧНЕВАЯ БАБУШКА

Королева не могла до бесконечности игнорировать скандалы вокруг брака своего сына, и в конце концов приняла тяжелое решение об официальном разводе. При том, что фактически брака давно не было, это Диану страшно поразило. Пол Баррелл вспоминает: «На столе лежало письмо на гербовой бумаге Виндзорского замка, написанное таким узнаваемым четким почерком королевы. Оно начиналось со слов «Дорогая Диана...», а заканчивалось, как обычно: «С любовью, от мамы». Принцессу очень задело содержавшееся в письме упоминание, что королева посоветовалась с правительством и церковью. «Но это же мой брак! Никто не имеет права вмешиваться в наши с мужем проблемы! — кричала она. — Мне тут говорят об интересах страны.

Но почему никого не волнуют мои интересы или интересы моих детей?» Диана села за стол и написала королеве ответ, попросив дать время на раздумья. Но уже на следующий день пришло письмо на ту же тему от принца Чарльза. К ярости Дианы, некоторые формулировки в письмах мужа и свекрови совпадали дословно. Например, «трагедия личная и государственная» или «удручающая и запутанная ситуация, в которой мы все оказались».

После развода Диана лишилась титула Королевского высочества и отныне должна была на официальных мероприятиях делать реверанс даже перед собственными сыновьями. Еще больше ее огорчало, что Чарльз теперь целиком и полностью достается ее ненавидимой сопернице — Камилле. Впрочем, в новом положении были и свои плюсы. Например, свобода.

Теперь Диана снова получила доступ к наличным деньгам. Все время брака она должна была пользоваться только картой или подписывала чеки: «Уэльская». Но неловко как-то расплачиваться таким образом в кино или в забегаловке с фастфудом. К тому же все траты оказывались на виду у свекрови, что тоже утомляет. Пол Баррелл вспоминает: «Первым делом Диана распорядилась отнести двадцать своих платьев и костюмов в секонд-хенд, и на одном этом выручила около 11 тысяч фунтов наличными. Так молодые принцы впервые увидели бумажные деньги, и они им страшно понравились. Особенно тем, что на банкнотах — лицо королевы. Пятифунтовую бумажку принцы тут же прозвали «голубой бабушкой», десятифунтовую — «коричневой бабушкой», а пятьдесят фунтов — «розовой бабушкой». Именно «розовую бабушку» Уильям с Гарри наперебой старались схватить, когда мать, смеясь, раздавала им деньги».

А потом в жизни Дианы появился Доди аль-Файед.

«Вот уж кто ни в коем случае не променял бы ее на карьеру — особое отношение к работе давало Доди массу свободного времени, и он охотно посвящал его Диане в тех количествах, в каких ей было угодно, — пишет леди Кэмпбелл. — Кроме того, у них была масса общего: они любили одни и те же фильмы, книги, музыку. Эти двое могли обрести настоящее счастье и прожить вместе до старости, если бы не та страшная авария. Кстати, единственный выживший в ней человек — телохранитель Тревор Риз-Джонс, восстановив память, рассказал, что последним звуком, который он услышал от умиравшей Дианы, был стон: «Доди»...

В причинах аварии не разобрались до сих пор. «Единственное, что теперь, много лет спустя, можно утверждать почти наверняка, — папарацци, преследовавшие машину принцессы, не были напрямую виноваты в ее гибели, как считалось первоначально, — пишет леди Кэмпбелл. — Следствие, продолжавшееся несколько лет, установило: на искореженных остатках черного авто Дианы есть следы краски белого цвета. А это значит, что причиной аварии стало столкновение с таинственной машиной, скрывшейся с места происшествия. Несмотря на многолетние совместные поиски полиции Франции и Британии, эта машина так и не была найдена».

Размышляя обо всем этом, писательница вспоминает о планах Дианы перебраться с сыновьями в Америку, о которых ей рассказал Пол Баррелл. «Эти планы вряд ли нравились британским верхам», — утверждает она.

Сам же дворецкий вспоминает об этом так: «Принцесса показала мне журнал с планом дома, который продавался в Калифорнии на побережье океана. Мы уселись на полу в гостиной и стали планировать: вот здесь будет комната Уильяма, вот здесь — Гарри, тут — парадный зал, а вот тут поселится прислуга. Она мечтала об утренних пробежках по пляжу, о ярком солнце, не похожем на лондонское. «А еще мы могли бы там завести собаку, — сказала Диана. — Лабрадора...»

amp.7days.ru

“Народная” принцесса “леди Ди” | One of Lady

50 лет назад — в 1961 году — родилась принцесса Уэльская Диана. Урожденная леди Диана Френсис Спенсер. Жена наследника британского престола, принца Чарльза в 1981-1996-м годах… Женщина, которую даже смерть не смогла лишить народной любви!

Диана, принцесса Уэльская, урожденная леди Диана Френсис Спенсер (Diana, princess of Wales, Diana Francis Spenser) была, как все мы знаем, женой наследника престола Великобритании, принца Чарлза, который сейчас является монархом, и родила ему двух наследных принцев Уильяма и Гарри.

Леди Диана происходила из родовитой семьи, разумеется, не королевской, но вполне известной в Европе. Принц Чарльз познакомился с ней, когда она работала в «элитном» детском саду воспитательницей. Она немедленно обратила на себя внимание королевской семьи и журналистов, так как дружба Чарльза с такой яркой женщиной не могла ускользнуть от посторонних взоров.

Вскоре Чарльз осознал свои романтические чувства к Диане и решил жениться на ней. Свадьба, состоявшаяся в соборе Св. Павла в Лондоне, была экстремально пышной и торжественной.

Однако, потому ли, что ее не совсем хорошо приняли в королевской семье и окружении, или потому, что они с Чарльзом на самом деле были очень разными людьми, или потому, что Леди Ди чувствовала себя некомфортно под постоянным «прицелом» папарацци – в отношениях с мужем у нее возникли огромные проблемы. Несмотря на двоих детей, сохранить брак оказалось невозможным, и экс-будущая королева развелась с мужем.

Оставив Чарльза, Диана не исчезла из поля зрения СМИ. Она посвятила свою жизнь благотворительной деятельности: выступала в защиту редких животных, вела компании против самых негуманных видов оружия массового поражения, помогала безнадежным больным, одним словом, активно творила добрые дела по всему миру. Ей даже дали титул  «самой известной женщины XX столетия», а также было общеизвестно, что любовь жителей Великобритании к Диане намного превышает любовь к Чарльзу.

Стала налаживаться и личная жизнь бывшей принцессы, ее знакомство и отношения с Доди Аль-Файедом широко обсуждались в прессе. Однако, трагическая гибель в автокатастрофе (там же, вместе с ней погиб и Аль-Файед) оборвала жизнь еще молодой женщины.

Весть об этом ужасном происшествии вызвала шквал переживаний и соболезнований по всему миру, разумеется, особенно в Великобритании. Это был невиданный эмоциональный отклик миллионов людей, которые обожали Диану. Сегодня огромное количество всевозможных книг, статей, сайтов посвящено этой удивительной женщине…

Принцесса Диана, фотографии журнала Штерн.

Чарльз и Диана позируют для фоторепортеров после того, как в 1981 году объявили о своей помолвке. Судя по фотографии, кажется, что Чарльз выше своей невесты, но это лишь потому, что он стоит на ступеньку выше Дианы. На самом же деле он на полдюйма ниже будущей жены.

29 июля 1981 года в лондонском Соборе Святого Павла состоялась пышная церемония бракосочетания Дианы и Чарльза. Церемония транслировалась по телевидению и ее увидели около миллиарда человек. На фотографии принц и новоиспеченная принцесса целуются на балконе Букингемского дворца. Справа от пары стоит мать Чарльза.

Диана и Чарльз провели свой медовый месяц не где-нибудь на Каррибах, а в королевском замке в шотландском Балморале. На фотографии пара отдыхает на берегу реки Ди.

Принц и принцесса Уэльские в окружении прессы у входа в госпиталь «St Mary’s» через несколько дней после рождения их первенца Уильяма, который появился на свет 21 июня 1982 года. Чарльз стал первым членом британской королевской семьи, который присутствовал при родах своего ребенка.

Чарльз и Уильям в Кенсингтонском дворце в декабре 1982 года. Этот дворец был подарен Чарльзу его матерью королевой Елизаветой II. Сама королева жила недалеко в Букингемском дворце.

В сентябре 1984 года у принца Уильяма появился брат – принц Гарри. Братьев в шутку называли «наследник и запасной». На снимке Чарльз и Гарри гуляют у загородного дома в графстве Глостершир Хайгроув Хауса.

Страстный поклонник поло Чарльз участвовал в играх, как только ему позволяло время. На снимке принц во время игры за команду «Diables Blues» в «Cowdray Park» графства Сассекс в августе 1985 года.

Принцы Гарри и Уильям вместе с родителями на параде в Лондоне в августе 1995 года. Именно в этот период в паре Чарльза и Дианы отношения были натянутыми. Принц преимущественно жил в Хайгроув, а принцесса в Кенсингтонском дворце. Через год они развелись

На похоронах принцессы Дианы ее брат, граф Спенсер, проронил фразу, наиболее точно охарактеризовавшую всю жизнь принцессы: "Она была самой преследуемой персоной современности".

Летом 1997 года один папарацци застал Диану в объятиях нового возлюбленного. Им оказался Доди аль-Файеда, сын египетского миллиардера Мохаммеда аль-Файеда, который является владельцем империи супермаркетов «Хэрродз» (самый известный из них находится в Лондоне).

Сам Доди тоже был более чем состоятельным, он успешно продюсировал голливудские фильмы. Влюбленные явно демонстрировали серьезные чувства, а в августе распространился слух, что Диана и мусульманский ловелас собираются объявить о своей скорой свадьбе.

Связь Дианы с подобной кандидатурой шокировала британский высший свет. Хуже было бы, только если бы Диана собралась замуж за негра. «Мы, конечно, не расисты, но все же интрижка с аль-Файедом – это уж слишком», – шептались в лондонских клубах.

С 31 июля по 4 августа 1997 года Диана находилась на яхте Файедов «Джоникал». Диана планировала после завершения визита полететь в Италию, чтобы побыть некоторое время со своей подругой Ланой Маркс, а затем вернуться в Лондон, чтобы подготовить детей к школе и начать планировать свою сентябрьскую миротворческую поездку в Корею.

Но у Ланы Маркс внезапно скончался отец, и естественно, принцесса не захотела тревожить даму. Она захотела вернуться в Лондон через Монако. Утверждают, что в Монако она побывала на могиле принцессы Грейс и загадала желание, положив на могилу Княгини Монакской цветы и помолившись. Какое это было желание – никто никогда теперь не узнает.

Принцесса уже «паковала чемоданы» для возвращения в Лондон, но тут Доди Аль-Файеду зачем-то взбрело в голову срочно поехать на один день в Париж, и он уговорил принцессу сопровождать его. Доди и Диана прилетели в Париж поздно вечером и направились в отель «Риц», там Аль-Файед заказал ужин. Проезжая по туннелю Альма, они попали в страшную автокатастрофу, где погибли оба.

Смерть принцессы Дианы потрясла весь мир. Особенно велики были переживания англичан. Площадь перед Букингемским дворцом была буквально завалена букетами, а тысячи поминальных свечей горели прямо на асфальте. Толпы людей по целому дню выстаивали с очереди, чтобы занести свои несколько строчек в специальные книги соболезнований.

От Франции до самого Олторп-хауса, где состоялось прощание с Дианой, принцессой Уэльской, урожденной леди Дианой Френсис, графиней Спенсер (оно длилось невероятно долго, целых 10 дней), гроб был по личному распоряжению принца Чарльза накрыт королевским штандартом – это особая почесть, воздаваемая лишь членам королевской семьи. «Великая женщина Британии двадцатого столетия», даже отправившись на небеса, стала объектом невероятной любви и поклонения.

В день похорон Дианы во всем мире была объявлена минута молчания. Это была последняя дань любви и восхищения принцессе. Но и после смерти Диану не забыли. Она стала одним из обожествленных идеалов ХХ века. И самое главное – после смерти люди продолжили дело ее жизни, был создан благотворительный фонд ее имени, началась общемировая кампания по запрещению противопехотных мин.

Похожие материалы:

www.oneoflady.com

Ясновидящая Леди Дианы до сих пор общается с ней и передает, как покойная принцесса относится к Кейт Миддлтон и Меган Маркл

С момента трагической гибели принцессы Дианы в Париже прошло 20 лет. С тех пор утекло много воды: ее бывший муж принц Чарльз все-таки женился на своей любовнице Камилле Паркер Боулз, а ее сыновья принц Уильям и принц Гарри выросли и продолжили дело матери — занялись благотворительными проектами по всему миру. Многие поклонники Леди Ди часто размышляют над тем, как бы складывались судьбы наследников британского престола, если бы в ту роковую августовскую ночь катастрофа не унесла жизнь «королевы сердец». Одобрила бы Диана брак Уильяма с девушкой из неаристократической семьи? Понравилась бы ей американская актриса Меган Маркл, у которой, похоже, есть все шансы стать женой 32-летнего Гарри? На эти и другие вопросы недавно ответила Симона Симмонс, ясновидящая и близкая подруга Дианы. По словам Симмонс, принцесса Уэльская до сих пор выходит с ней на связь и обсуждает волнующие ее темы.

Почти 20 лет назад не стало одной из любимейших представительниц британской королевской семьи — принцессы Дианы. При жизни стройная блондинка с томным взглядом была настоящей загадкой, которую многие пытаются разгадать до сих пор. Лишь немногие люди знали, какой Леди Ди была на самом деле. Свои тайны она доверяла только избранному кругу приближенных, в который на протяжении четырех с лишним лет входила британская ясновидящая и целительница Симона Симмонс.

Знакомство принцессы Уэльской и медиума состоялось в начале девяностых в клинике альтернативной медицины. Женщины быстро сблизились и начали встречаться чуть ли не каждый день, а также могли по 10 часов в сутки общаться друг с другом по телефону. Диана делилась с Симоной всем тем, что ее тревожило. Более того, Леди Ди совершенно спокойно обсуждала с приятельницей подробности личной жизни, которые сотрудники СМИ часто переиначивали на свой лад. По словам мисс Симмонс, их дружба с бывшей женой принца Чарльза была настолько крепкой, что Диана продолжает выходить с ней на связь и по сей день — из потустороннего мира.

Кейт Миддлтон VS Меган Маркл

Недавно Симона Симмонс, посвятившая несколько биографических книг принцессе Диане, решила напомнить журналистам британского издания The Daily Mail о том, как сильно к ней раньше была привязана мисс Спенсер. Ясновидящая утверждает, что Леди Ди и по сей день обсуждает с ней актуальные события, происходящие в стране (если верить медиуму, принцесса Уэльская всерьез озабочена вопросами «Брексита», и считает, что он только пойдет на пользу Великобритании), а также личную жизнь своих любимых сыновей.

«У нас не было запретных тем: мы дискутировали абсолютно обо всем. Удивительно, но я до сих пор слышу ее. Это очень странно. Она говорит со мной о ситуации в мире, а также о том, что очень любит своих маленьких внуков — Джорджа и Шарлотту», — заявила репортерам Симмонс.

К слову, и к своей невестке Кейт Миддлтон принцесса Диана прекрасно относится. Симона утверждает, что леди Ди полностью одобряет выбор старшего сына. Ее не смущает, что супруга ее наследника появилась на свет в неаристократической семье без намека на титул. «Кэтрин — идеальная партия для Уильяма. Она очень довольна невесткой. Правда, раньше Диана переживала о том, что Кейт была чересчур худой, но сейчас все замечательно», — поведала ясновидящая.

«Она сказала мне, что хочет, чтобы Гарри был с женщиной, на которую можно положиться, ведь он очень чувствительный и ранимый молодой человек. У него было много возлюбленных, но удержать его — непростая задача. Некоторое время назад Диана называла мне имя той девушки, которая идеально подходила ему. Ди сказала мне, что Гарри сразу понял, что его подруга — та единственная. К сожалению, отношения у них не сложились, потому что его избранница не смогла выдержать давления со стороны его родных и повышенного общественного внимания к себе», — пересказала слова титулованной подруги Симона Симмонс.

Личные переживания

Принцесса Уэльская время от времени рефлексирует и по поводу своих любовных похождений. Как утверждает Симона Симмонс, Диана никогда не любила миллиардера и плейбоя Доди аль-Файеда, который погиб в автокатастрофе вместе с ней. Якобы Леди Ди и Доди связывали исключительно дружеские отношения и она, будучи человеком с очень добрым сердцем, лишь хотела помочь ему разобраться в себе.

«Такие мужчины, как Доди, никогда не привлекали Диану. Я уверена, что между ними не было ничего серьезного», — сообщила ясновидящая.

По словам британки с экстрасенсорными способностями, последние пару лет своей жизни «королева сердец» была влюблена в кардиохирурга Хасната Хана. Одной из немногих, кто знал об этом, была, конечно же, Симона: «У Дианы был любимый типаж. Она не могла устоять перед умными и заботливыми мужчинами. Свои романы она тщательно скрывала, поэтому ее отношения с Хаснатом на протяжении двух лет были тайной».

После громкого развода с принцем Чарльзом Диана была уверена, что сможет жить нормальной жизнью. Она даже планировала переехать с Хаснатом в другую страну и родить ему малыша. Однако талантливый хирург на такую авантюру не согласился и вовсе ушел от нее.

Как ни странно, но именно после разрыва с мистером Ханом у Дианы наладились отношения с Чарльзом. Симона настаивает на том, что ее подруга продолжала испытывать нежные чувства к наследнику британского престола даже после расставания с ним.

«Она любила Чарльза до самой своей смерти. Конечно, Диана злилась на него, но никогда не переставала любить. После разлада с Хаснатом она даже предполагала, что у них с бывшим супругом есть все шансы на воссоединение. Впрочем, Камилла этого бы не допустила. В 1996 году Диана даже попросила Чарльза «сделать Паркер Боулз честной женщиной» и жениться на ней», — поведала ясновидящая.

По мнению Симмонс, брак старшего сына королевы Елизаветы II и его первой жены никогда бы не распался, будь Диана на пять-шесть лет старше. Леди Ди была слишком юна и наивна, когда выходила замуж.

www.woman.ru

Леди Диана: история жизни, любви и разочарований принцессы людских сердец

Cosmo OnlineЗвездыНе новостиGettyImages; Rex/Fotodom

Диана Френсис Спенсер родилась 1 июля 1960 года. Третья девочка в семье, она стала очередным разочарованием графа Джона Спенсера, ожидавшего сына — наследника титулов и поместий. Но в детстве Диана была окружена любовью: как младшую, ее баловали и родные, и прислуга.

Отец Дианы Джон Спенсер и мать Фрэнсис Шанд Кайдд

Крупным планом

Шарлиз Терон, Гвинет Пэлтроу, Руни Мара — актрисы, изуродовавшие себя ради роли

Крупным планом

Гостьи из прошлого: какими выросли школьницы из советского кино

Идиллия длилась недолго: уличенная в супружеской измене, графиня Спенсер уехала в Лондон, забрав младших детей. Процесс развода сопровождался скандалом — на суде бабушка Дианы свидетельствовала против дочери. Семейный разлад навсегда остался связан для Дианы со страшным словом «развод». Отношения с мачехой не сложились, и остаток детства Диана металась между маминым особняком в Шотландии и папиным в Англии, нигде не чувствуя себя дома.

Диана (крайняя справа) с отцом, сестрами Сарой и Джейн и братом Чарльзом

Диана не отличалась особым прилежанием, и учителя отзывались о ней как о неглупой, но не очень одаренной девочке. Истинная же причина ее равнодушия к наукам была в том, что она уже была поглощена другой страстью — балетом, но высокий рост помешал увлечению стать делом жизни. Лишенная возможности стать балериной, Диана обратилась к общественной деятельности. Ее увлекающуюся натуру и способность заражать других своим энтузиазмом отмечали все вокруг.

Не просто друг

Принц Чарльз и Диана познакомились, когда ей было 16. Сестра Дианы Сара тогда встречалась с наследником британского престола, но роман прекратился после неосторожного интервью девушки. Вскоре после разрыва Чарльз стал приглядываться к той, в которой прежде видел лишь младшую сестру своей подружки, и вскоре пришел к выводу: Диана — само совершенство! Девушка была польщена вниманием принца, и все шло к счастливой развязке.

За уик-эндом в загородном доме друзей последовал круиз на яхте «Британия», а затем приглашение в замок Балморал, летнюю резиденцию английских монархов, где Диану официально представили королевской семье. Для заключения брака будущему монарху требуется разрешение монарха действующего. Формально Диана была идеальной кандидаткой на роль невесты. Обладая всеми достоинствами менее удачливой сестры (благородным происхождением, прекрасным воспитанием и привлекательной внешностью), она могла похвастаться невинностью и скромностью, чего явно не хватало бойкой Саре. И только одно смущало Елизавету II — Диана казалась слишком неприспособленной к дворцовой жизни. Но Чарльзу было за тридцать, поиски лучшей претендентки могли затянуться, и после долгих колебаний королева дала наконец благословение.

6 февраля 1981 года Диана приняла предложение принца, а уже 29 июля они обвенчались в соборе Святого Павла. Трансляцию церемонии посмотрело 750 000 000 человек, а сама свадьба была похожа на сказку: Диана в пышном белом платье с восьмиметровым шлейфом подъехала к церкви в карете, окруженной эскортом из офицеров королевской конной гвардии. Из брачных обетов было убрано слово «повиноваться», что произвело сенсацию — еще бы, ведь даже сама королева Англии обещала во всем слушаться мужа.

В это время леди Ди впервые продемонстрировала решительный характер. Презрев обычаи, она сама выбрала имена для принцев, отказалась от помощи королевской няни (наняв свою) и всячески старалась оградить высочайшее вмешательство в жизнь ее семьи. Преданная и ласковая мама, она организовывала свои дела так, чтобы они не мешали ей встречать детей из школы. А дел было невероятное количество!

Дела королевские…

В оговоренные церемониалом обязанности принцессы Дианы входило посещение благотворительных мероприятий. Традиционно благотворительность — занятие каждого члена королевской семьи. Принцы и принцессы издавна патронируют больницы, приюты, хосписы, детские дома и некоммерческие организации, но никто из британских монархов не занимался этим с такой страстью, как Диана.

Принцесса Диана щедро тратила на добрые дела свои средства и богатство королевской семьи, а также привлекала в качестве спонсоров друзей из высшего общества. Сопротивляться ее мягкому, но несокрушимому обаянию было невозможно. Ее обожали все соотечественники, да и за границей у леди Ди было множество поклонников. «Самое тяжелое заболевание мира — это то, что в нем мало любви», — постоянно повторяла она. При этом Диана безуспешно боролась и с собственным наследственным заболеванием — булимией (пищевое расстройство), а на фоне нервных переживаний и стрессов сдерживать себя было пыткой.

… и дела семейные

Семейная жизнь оказалась несчастливой. Многолетний роман Чарльза с замужней женщиной — леди Камиллой Паркер-Боулз, о котором Диана узнала после свадьбы, возобновился в середине 80-х. Оскорбленная Диана сблизилась с Джеймсом Хьюиттом, инструктором по верховой езде. Напряжение усилилось, когда в прессу просочились записи компрометирующих телефонных разговоров обоих супругов с любовниками. Последовали многочисленные интервью, в ходе которых Чарльз и Диана обвиняли друг друга в том, что их союз распался. «В моем браке было слишком много народу», — грустно шутила принцесса.

Возмущенная королева постаралась ускорить развод сына. Бумаги были подписаны 28 августа 1996 года, и с этого момента принцесса Диана потеряла все права на обращение Ваше Королевское Высочество. Сама она всегда говорила, что хочет быть лишь королевой людских сердец, а не супругой правящего монарха. После развода Диана почувствовала себя немного свободнее, хотя ее жизнь все еще регулировалась протоколом: она была бывшей женой наследного принца и матерью двух наследников. Именно любовь к сыновьям заставляла ее сохранять видимость семьи и терпеть измены мужа: «Любая нормальная женщина ушла бы давно. Но я не могла. У меня сыновья». Даже в разгар скандала леди Ди не прекращала занятий благотворительностью.

После развода Диана не оставила благотворительность, и ей действительно удавалось менять мир к лучшему. Она направляла свои силы на борьбу со СПИДом, раком, обращала свою помощь детям с пороками сердца.

В это время принцесса пережила страстный роман с хирургом пакистанского происхождения Хаснатом Ханом. Хан происходил из очень религиозной семьи, и влюбленная Диана всерьез рассматривала обращение в ислам, чтобы иметь возможность выйти замуж за возлюбленного. К сожалению, противоречия между двумя культурами были слишком велики, и в июне 1997 года пара рассталась. Всего через несколько недель леди Ди стала встречаться с Доди Аль-Файедом, продюсером и сыном египетского мультимиллионера.

Ты прожила жизнь, как свеча горит на ветру…

31 августа 1997 года Диана и Доди находились в Париже. На автомобиле они покинули отель, когда за ними увязались машины с папарацци. Пытаясь уйти от погони, водитель не справился с управлением и врезался в бетонную опору моста. Он сам и Доди Аль-Файед погибли на месте, Диану доставили в больницу, где она скончалась через два часа. Единственный выживший в аварии, телохранитель Тревор Рис-Джонс не помнит событий.

Полиция провела тщательное расследование, в результате которого причиной смерти принцессы был объявлен несчастный случай, вызванный неосторожностью шофера и беспечностью пассажиров машины (никто из них не был пристегнут).

Последнее прижизненное фото леди Дианы

Елизавета II была против объявления национального траура, настаивая на том, что леди Диана уже не принадлежала к монаршей семье на момент гибели. Однако игнорирование смерти Дианы вызвало народный гнев. Толпа желающих проститься с Дианой несколько дней держала оборону около Букингемского дворца, требуя приспустить флаги в знак национальной трагедии. Тогда Елизавета сдалась, но восстановить титул Дианы королева отказывается до сих пор, хотя на этом настаивают принцы Уильям и Гарри.

Королева людских сердец

Места, где Диана чаще всего бывала при жизни, а также туннель, где она погибла, стали объектом паломничества ее поклонников. На похоронах леди Ди Элтон Джон, который был ее близким другом, исполнил версию песни «Свеча на ветру», в которой были слова: «Ты прожила жизнь, как свеча горит на ветру. // И пусть она сгорела слишком быстро, легенда о тебе не умрет никогда».

Текст: Евангелина Сигрист

seksistyle.ru

Личный дизайнер сумочек принцессы Дианы открыла тайну, зачем Леди Ди на всех фото прижимала клатч к груди

Несмотря на то, что Леди Ди никогда не была первой красавицей, она полюбилась простому народу, на ее стиль ориентировались миллионы женщин со всего мира и ее по праву можно назвать тогдашней иконой стиля.

Диана ежеминутно находилась под прицелом фотокамер. Разумеется, пресса пристально следила за каждым движением Леди Ди и замечала малейшие детали в ее гардеробе.

В поле внимания СМИ попала одна закономерность: куда бы ни шла, принцесса Диана повсюду носила с собой клатч. Казалось бы, здесь нет ничего странного. Однако журналисты подметили, что практически на всех фотоснимках она прижимает сумочку к груди.

Оказывается, стильный аксессуар Диана носила с собой вовсе не из практических соображений.

В одном из эксклюзивных интервью для The Telegraph британский дизайнер сумок Аня Хиндмарч, чьей клиенткой была и Леди Диана, поделилась секретом клатча у груди.

В 1993 году Хиндмарч только открыла свой магазин в Челси, где Диана обычно охотилась за клатчами.

Судя по воспоминаниям дизайнера, принцесса Диана была очень лояльным покупателем: «Она была очень лояльным клиентом, с которым можно было получить много удовольствия. Она приходила к нам без телохранителей и суеты».

Оказывается причина, по которой Леди Ди носила клатч возле груди была довольно банальной: чтобы не попасть в неловкую ситуацию, Диана прикрывала декольте этими маленькими сумочками.

Кстати говоря, этот трюк не раз выручал принцессу от кричащих заголовков в желтой прессе.

Наверняка тебе было интересно узнать об этом занимательном факте о такой легендарной личности, как принцесса Диана. Ставь «Лайк» и поделись этой новостью с друзьями.

Источник:ofigenno.com

Поделиться на Facebook ВКонтакте Twitter Одноклассники

ladyhow.ru


Смотрите также